<< Главная страница

ГЛАВА 134




Карло Вентреска шагал по коридору, и его белая мантия колыхалась в такт шагам. Швейцарские гвардейцы были безмерно удивлены, когда он, выйдя из Сикстинской капеллы без всякого сопровождения, сказал, что хочет некоторое время побыть в одиночестве. Гвардейцы повиновались и позволили ему удалиться. Свернув за угол и оказавшись вне поля зрения швейцарцев, камерарий дал волю чувствам. Вряд ли кому-нибудь из живу- щих на земле людей довелось испытать то, что испытал он. Он отравил человека, которого называл "святой отец", человека, который обращался к нему со словами "сын мой". Карло всегда считал, что обращения "отец" и "сын" были всего лишь данью религиозной традиции, но теперь он узнал чудовищную правду. Слова эти имели буквальный смысл. И сейчас, как и в ту роковую ночь две недели назад, камера- рию казалось, что он в безумном бреду мчится сквозь тьму. В то утро шел дождь. Кто-то из прислуги барабанил в дверь камерария, забывшегося прерывистым, неспокойным сном. "Папа, - сказал слуга, - не отвечает ни на стук в дверь, ни на телефонные звонки". Молодой служка явно был испуган. Ка- мерарий был единственным человеком, которому дозволялось входить в покои папы без предварительного уведомления. Камерарий вошел в спальню и нашел понтифика в том виде, в каком оставил его прошлым вечером. Святой отец лежал в постели, и его лицо, искаженное предсмертной судорогой, на- поминало личину сатаны, а язык был черен, как сама смерть. Одним словом, в папской постели покоился сам дьявол. Камерарий не испытывал никакого раскаяния. Он испол- нил волю Творца. Никто не заметит измены... пока. Истину все должны уз- нать позже. Камерарий объявил страшную новость: его святейшество скончался от кровоизлияния в мозг. После этого Карло Вент- реска стал готовиться к проведению конклава. Мать Мария прошептала ему на ухо: "Никогда не нарушай данного Богу обета".
- Я слышу тебя, мама, - ответил он. - Наш мир погряз в безбожии. Человечество надо вернуть на путь веры. Ужас и на- дежда - наш единственный выход.
- Да, - сказала мама. - Если не ты... то кто? Кто выведет церковь из тьмы? Ни один из preferiti на это не способен. Все они старцы... ходячие покойники... либералы, которые пойдут по стопам по- койного папы. Они, подобно ему, обратятся лицом к науке и будут привлекать к себе новых сторонников, отказываясь от древ- них традиций. Эти старцы безнадежно отстали от жизни, но тем не менее делают вид, что шагают в ногу со временем. Эти их потуги вызывали только жалость. Они потерпят крах. Сила церкви не в ее трансформации, а в ее традициях. Весь мир ме- няется, но церковь ни в каких изменениях не нуждается. Ее задача - напоминать миру, что перемены не имеют никакого значения. Зло по-прежнему существует! Бог обязательно вос- торжествует! Церкви нужен вождь! Старцы не способны зажечь в сердцах пламень веры! Это был способен сделать Иисус - молодой, полный энергии, сильный и... способный творить ЧУДЕСА.
- Спокойно пейте чай, - сказал камерарий четырем кар- диналам, выходя из личной библиотеки папы. - Я скоро при- шлю за вами проводника. Preferiti рассыпались в благодарностях. Они были в востор- ге от того, что им выпала редкая честь вступить в знаменитый Passetto. Прежде чем удалиться, камерарий открыл замки две- ри, и точно в назначенное время появился восточного вида свя- щеннослужитель с факелом в руках. Этот священнослужитель пригласил радостно возбужденных кардиналов войти в тоннель. Из тоннеля они так и не вышли. "Они будут ужасом. А я стану надеждой". Нет.., Ужас - это я. Камерарий, пошатываясь, брел через погруженный в тем- ноту собор Святого Петра. Каким-то непостижимым образом, прорвавшись сквозь безумие, сквозь чувство вины и отодвинув в сторону образ мертвого отца, к нему пришло ощущение не- обыкновенного просветления. Голова, несмотря на действие мор- фина, была совершенно ясной. Это было ощущение собствен- ного высокого предназначения. "Я знаю свою судьбу", - думал он, восторгаясь открывшимся ему видением. Этим вечером все с самого начала шло не так, как он заду- мал. На его пути возникали непредвиденные препятствия, ка- мерарий успешно их преодолевал, внося необходимые поправ- ки в первоначальные планы. Вначале он не мог и предполо- жить, что все так закончится. И лишь теперь узрел величие это- го предначертанного для него Богом конца. По-иному закончить свое земное существование он просто не мог. Невозможно представить, какой ужас испытал он в Сик- стинской капелле, задавая себе вопрос, не покинул ли его БОГ. Для каких же деяний он его предназначил?! Камерарий упал на колени. Его одолевали сомнения. Клирик напрягал слух, чтобы услышать глас Божий, но слышал только молчание. Он молил Бога ниспослать ему знак. Молил о наставлении на путь истин- ный. Чего желает Господь? Неужели скандала и гибели церкви? Нет! Ведь не кто иной, как сам Создатель, приказал камерарию действовать. Разве не так? И затем он увидел его. Прямо на алтаре. Знак. Божествен- ное указание. Нечто совершенно обыденное, но представшее теперь в ином свете. Распятие. Убогое, сделанное из дерева. Иисус на кресте. В этот момент для него все стало ясно... он был не одинок. Теперь он никогда не будет одиноким. Это была Его воля... Именно этого Он от него хотел. Создатель всегда требовал наибольших жертв от самых люби- мых своих чад. Почему камерарию потребовалось столько време- ни, чтобы это понять? Может быть, он слишком боялся? Или чувствовал себя недостойным? Впрочем, теперь это не имело зна- чения. Господь нашел выход. Камерарий теперь знал, с какой це- лью был спасен Роберт Лэнгдон. Для того, чтобы открыть правду. Чтобы неизбежно подвести дело к нужному концу. Это был единственный путь спасения церкви! Когда каме- рарий спускался в нишу паллиума, ему казалось, что он плывет по воздуху. Действие морфина все более усиливалось, но каме- рарий знал, что его ведет Бог. Он слышал где-то вдали голоса выбежавших из Сикстин- ской капеллы и пребывающих в растерянности кардиналов. Кто- то отдавал громкие приказы швейцарским гвардейцам. Они его не найдут. Просто не успеют. Камерарий чувствовал, как какая-то сила все быстрее и бы- стрее увлекает его вниз, туда, в углубление, где вечно сияют девяносто девять наполненных благовониями лампад. Господь возвращает его на Святое место. Камерарий направился к две- рям, закрывающим вход вниз, в Некрополь. Именно в Некро- поле должна закончиться для него эта ночь. В священной тьме под землей. Он взял одну из лампад и приготовился к спуску. Но, подойдя к дверям, камерарий замер. Нет, здесь что-то не так. Каким образом его избавление поможет Богу? Одино- кий и тихий конец? Иисус страдал перед глазами всего мира. И сейчас Творец должен был желать именно этого. Такова долж- на быть Его воля! Камерарий хотел услышать голос Бога, но в ушах был лишь шум, вызванный действием морфина. "Карло, - вдруг раздался голос матери, --• у Бога для тебя грандиозные планы". Камерарий был потрясен. Затем, безо всякого предупреждения, к нему снизошел Гос- подь. Карло Вентреска стоял и смотрел. На мраморной стене рядом с ним двигалась его собственная тень. Огромная и ус- трашающая. Туманный силуэт, казалось, плыл в золотом си- янии. Вокруг него мерцало пламя лампад, и камерарий был похож на возносящегося в небо ангела. Он постоял некото- рое время, раскинув руки, а затем повернулся и начал подни- маться по ступеням. Суматоха в коридоре у Сикстинской капеллы длилась уже добрых три минуты, но никто так и не смог обнаружить каме- рария. Можно было подумать, что этот человек растворился в ночи. Мортати был готов приказать начать поиски по всему Ватикану, но в этот момент площадь Святого Петра взорвалась восторженным ревом. Ликование толпы достигло высшей точ- ки. Кардиналы обменялись взглядами. Мортати закрыл глаза и прошептал:
- Да поможет нам Бог. Второй раз за ночь вся коллегия кардиналов высыпала на площадь Святого Петра. Поток священников увлек за собой Лэнгдона и Витторию, и те тоже оказались под ночным небом. Все прожектора прессы были обращены на базилику. А там, на священном папском балконе в самом центре фасада, стоял, воз- 58? дев к небесам руки, камерарий Карло Вентреска. Даже издали он казался воплощением чистоты. Статуя в белоснежном одея- нии, залитая светом. Атмосфера на площади продолжала накаляться, и через не- сколько секунд барьеры, возведенные швейцарскими гвардей- цами, рухнули. Поток восторженных людей устремился к бази- лике* Кто-то кричал, кто-то плакал или пел. Сияли прожекто- ра, сверкали вспышки фотокамер. Одним словом, на площади перед собором творился кромешный ад. Хаос усиливался по мере того, как разрасталась толпа у подножия собора. Каза- лось, никто и ничто не сможет это остановить. Но все же нашелся человек, которому это удалось. Стоящий на балконе камерарий распростер над беснующейся толпой руки и склонил голову в молчаливой молитве. Вначале по одному, потом десятками, а затем сотнями и тысячами люди последова- ли его примеру. Над площадью повисла тишина... словно толпу околдовали. В душе камерария бушевал ураган. В его помутившемся со- знании, сменяя одна другую, вихрем проносились молитвы. Мольбы надежды сменялись воплями раскаяния... Простите меня... Отец... Мама... вы преисполнены милости... вы - церковь... умоляю вас понять смысл жертвы, которую при- носит рожденный вами сын. О, Иисус... избавь нас от геенны огненной... Прими все души в небесах, и прежде всего души тех, кто более всего нуждается в Твоей милости... Камерарию не нужно было открывать глаза, чтобы увидеть толпу внизу и телевизионные камеры, показывающие его всему миру. Он душой ощущал их присутствие. Даже испытывая му- чения, он чувствовал необыкновенное единство людей, и это его опьяняло. Казалось, что от него по всему миру раскинулась объединяющая человечество невидимая сеть. Перед экранами телевизоров дома и у радиоприемников в автомобилях весь мир молился Богу. Словно повинуясь велению одного огромного сердца, говорящие на сотнях языков жители множества стран одновременно обратились к Творцу. Слова, которые они шеп- тали, были для них новыми. Но они знали их всегда. Эти древ- ние слова истины хранились в их душах. Казалось, эта гармония будет продолжаться вечно. Царившая на площади тишина вскоре снова сменилась ра- достным пением. Камерарий понял, что настал нужный момент. Святая Троица, я отдаю Тебе все самое дорогое - тело, кровь, душу.., как плату за насилие, беззаконие, святотатство и неве- жество. Камерарий вновь начал ощущать физическую боль. Она рас- текалась по его телу, и ему захотелось сорвать одежду и в кровь ногтями разодрать плоть, как он разодрал ее две недели назад в ту ночь, когда Бог впервые явился к нему. Не забывай, какие страдания перенес Христос. Грудь камерария горела огнем. Даже морфин был не в силах приглушить боль. Моя миссия на земле завершена. Весь ужас достался ему. Им оставалась надежда. В нише пал- лиума, следуя воле Бога, камерарий совершил миропомазание. Там он обильно смочил волосы, тело, одежду, лицо и руки и теперь весь был пропитан священными благовонными маслами из лам- пад. Масла благоухали так же сладко, как когда-то благоухала мама, и очень хорошо горели. Это будет благостное вознесение. Чудес- ное и почти мгновенное. И он оставит после себя не постыдный скандал... а новую силу и возрожденную веру в чудеса. Сунув руку в карман мантии, он нащупал крохотную золо- тую зажигалку, которую прихватил в нише паллиума. Затем камерарий прочел стих из Библии: "И когда огонь поднялся к небесам, ангел Божий вознесся в этом пламени". И вот кнопка зажигалки оказалась под его большим пальцем. На площади Святого Петра звучали гимны. Мир никогда не забудет того, что увидел в тот миг. Из груди стоящего на балконе камерария высоко в небо взметнулся столб пламени. Казалось, что душа священнослу- жителя освобождалась от своей земной оболочки. Пламя рва- нулось вверх, мгновенно охватив все тело клирика. Камерарий даже не вскрикнул. Он поднял руки над головой и обратил лицо к небесам/Огонь превратил его тело в огненный столп. Чудо, как казалось затаившему дыхание миру, продолжалось вечно. Пламя полыхало все ярче и ярче, а затем постепенно стало спа- дать. Камерарий исчез. Никто не мог точно сказать, упал ли он за балюстраду или вознесся на небо. Толпа теперь видела толь- ко облако дыма, спиралью уходящее в небо над Ватиканом.


далее: ГЛАВА 135 >>
назад: ГЛАВА 133 <<

Дэн Браун. Ангелы и демоны
   ГЛАВА 1
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7
   ГЛАВА 8
   ГЛАВА 9
   ГЛАВА 10
   ГЛАВА 11
   ГЛАВА 12
   ГЛАВА 13
   ГЛАВА 14
   ГЛАВА 15
   ГЛАВА 16
   ГЛАВА 17
   ГЛАВА 18
   ГЛАВА 19
   ГЛАВА 20
   ГЛАВА 21
   ГЛАВА 22
   ГЛАВА 23
   ГЛАВА 24
   ГЛАВА 25
   ГЛАВА 26
   ГЛАВА 27
   ГЛАВА 28
   ГЛАВА 29
   ГЛАВА 30
   ГЛАВА 31
   ГЛАВА 32
   ГЛАВА 33
   ГЛАВА 34
   ГЛАВА 35
   ГЛАВА 36
   ГЛАВА 37
   ГЛАВА 38
   ГЛАВА 39
   ГЛАВА 40
   ГЛАВА 41
   ГЛАВА 42
   ГЛАВА 43
   ГЛАВА 44
   ГЛАВА 45
   ГЛАВА 46
   ГЛАВА 47
   ГЛАВА 48
   ГЛАВА 49
   ГЛАВА 50
   ГЛАВА 51
   ГЛАВА 52
   ГЛАВА 53
   ГЛАВА 54
   ГЛАВА 55
   ГЛАВА 56
   ГЛАВА 57
   ГЛАВА 58
   ГЛАВА 59
   ГЛАВА 60
   ГЛАВА 61
   ГЛАВА 62
   ГЛАВА 63
   ГЛАВА 64
   ГЛАВА 65
   ГЛАВА 66
   ГЛАВА 67
   ГЛАВА 68
   ГЛАВА 69
   ГЛАВА 70
   ГЛАВА 71
   ГЛАВА 72
   ГЛАВА 73
   ГЛАВА 74
   ГЛАВА 75
   ГЛАВА 76
   ГЛАВА 77
   ГЛАВА 78
   ГЛАВА 77
   ГЛАВА 80
   ГЛАВА 81
   ГЛАВА 82
   ГЛАВА 83
   ГЛАВА 84
   ГЛАВА 85
   ГЛАВА 86
   ГЛАВА 88
   ГЛАВА 89
   ГЛАВА 90
   ГЛАВА 91
   ГЛАВА 92
   ГЛАВА 93
   ГЛАВА 94
   ГЛАВА 95
   ГЛАВА 96
   ГЛАВА 97
   ГЛАВА 98
   ГЛАВА 100
   ГЛАВА 101
   ГЛАВА 102
   ГЛАВА 103
   ГЛАВА 104
   ГЛАВА 105
   ГЛАВА 106
   ГЛАВА 108
   ГЛАВА 109
   ГЛАВА 109-2
   ГЛАВА 110
   ГЛАВА 111
   ГЛАВА 112
   ГЛАВА 113
   ГЛАВА 114
   ГЛАВА 115
   ГЛАВА 116
   ГЛАВА 118
   ГЛАВА 117
   ГЛАВА 120
   ГЛАВА 121
   ГЛАВА 122
   ГЛАВА 123
   ГЛАВА 124
   ГЛАВА 125
   ГЛАВА 126
   ГЛАВА 127
   ГЛАВА 128
   ГЛАВА 129
   ГЛАВА 130
   ГЛАВА 131
   ГЛАВА 132
   ГЛАВА 133
   ГЛАВА 134
   ГЛАВА 135
   ГЛАВА 136
   ГЛАВА 137


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация
Status: 408 Request Timeout