<< Главная страница

ГЛАВА 19




Войдя в лабораторию Ветра, Лэнгдон перенесся из нашего времени в далекое будущее. Абсолютно белое внутри помещение, заставленное компьютерами и специальным элект- ронным оборудованием, походило на операционную какого- нибудь футуристического госпиталя. Интересно, какие тайны хранила эта лаборатория, думал американец, если для их со- хранности пришлось создавать запоры, открыть которые мож- но лишь с помощью глаза?.. Колер первым делом внимательно оглядел помещение, но в нем, естественно, никого не оказалось. Что касалось Виттории, то та двигалась как-то неуверенно... Так, словно лаборатория в отсутствие отца стала для нее чужой. Лэнгдон сразу обратил внимание на невысокие массивные колонны, чем-то напоминающие Стонхендж* в миниатюре. Этих колонн из полированной стали было около десятка, и они об- разовывали в центре комнаты небольшой круг. Но еще больше эти трехфутовые сооружения напоминали постаменты, на ко- торых в музеях выкладывают драгоценные камни. Однако сей- час на них лежали отнюдь не драгоценности. На каждой из ко- лонн покоился толстостенный прозрачный сосуд, формой и * Стонхендж - мегалитическая культовая постройка 2-го тысяче- летия до н.э. в Великобритании. размером напоминающий теннисный мяч. Судя по их виду, со- суды были пусты. Колер с удивлением посмотрел на них и, видимо, решив поговорить об этом потом, сказал, обращаясь к Виттории:
- Взгляните хорошенько. Ничего не украдено?
- Украдено? Каким образом? Сканер сетчатки может впус- тить только нас.
- Все-таки посмотрите. Виттория вздохнула и некоторое время разглядывала ком- нату. Затем пожала плечами и сказала:
- Лаборатория в том состоянии, в котором ее обычно ос- тавляет отец. В состоянии упорядоченного хаоса. Лэнгдон понимал, что Колер взвешивает все возможные ва- рианты своего дальнейшего поведения, размышляя о том, в ка- кой степени можно оказывать давление на Витторию и... как много следует ей сказать. Видимо, решив оставить девушку на время в покое, он выехал в центр комнаты, обозрел скопление таинственных пустых сосудов и после продолжительной паузы произнес:
- Секреты... это та роскошь, которую мы себе больше по- зволить не можем. Виттория неохотно кивнула, выражая свое согласие, и на ее лице отразилась та буря эмоций, которые она испытывала. Эмо- ций и воспоминаний. "Дай ей хотя бы минуту!.." - подумал Лэнгдон. Как бы набираясь сил для того, чтобы открыть страшную тайну, Виттория опустила ресницы и вздохнула полной грудью. Затем, не открывая глаз, она сделала еще один глубокий вздох. И еще... Лэнгдона охватило беспокойство. С ней все в порядке? Он покосился на Колера. Тот сидел совершенно спокойно, посколь- ку ему, очевидно, не раз приходилось бывать свидетелем этого ритуала. Прежде чем Виттория открыла глаза, прошло не менее десяти секунд. С ней произошла такая метаморфоза, что Лэнгдон просто не поверил своим глазам. Виттория Ветра совершенно преоб- разилась. Уголки ее пухлых губ опустились, плечи обвисли, взгляд стал мягким. Казалось, девушка настроила свой орга- низм на то, чтобы смириться со сложившимся положением. Страдания и личную боль ей каким-то образом удалось спря- тать в глубине сердца.
- С чего начать? - спросила она совершенно спокойно.
- Начните с самого начала, - сказал Колер. - Расскажите нам об эксперименте своего отца.
- Отец всю свою жизнь мечтал о том, чтобы примирить науку и религию, - начала Виттория. - Он хотел доказать, что наука и религия вполне совместимы и являют собой всего лишь два различных пути познания единой истины... - Девушка за- молчала, как бы не веря тому, что собиралась сказать в следую- щий момент: - И вот недавно... он нашел способ это сделать. Колер молчал.
- Отец задумал провести эксперимент, который, как он на- деялся, сможет разрешить одно из самых острых противоречий между наукой и религией. Интересно, какое противоречие она имеет в виду, подумал Лэнгдон. Истории известно огромное их множество.
- Отец имел в виду проблему креационизма - проблему вечного спора о том, как возникла наша Вселенная. Вот это да, подумал Лэнгдон. Значит, речь идет ни много ни мало о том самом споре!
- В Библии, естественно, сказано, что наш мир был сотво- рен Богом, - продолжала Виттория. - "И сказал Бог: да будет свет. И стал свет". Итак, все, что мы видим перед собой, воз- никло из бесконечной пустоты и тьмы. Но к сожалению, один из фундаментальных законов физики гласит, что материя не может быть создана из ничего. Лэнгдону доводилось читать об этом тупике. Идея о том, что Бог смог создать "нечто из ничего", полностью противоре- чила общепризнанным законам современной физики и потому отвергалась ученым миром. Акт Творения с точки зрения науки представлялся полнейшим абсурдом.
- Мистер Лэнгдон, - сказала Виттория, повернувшись к американцу, - полагаю, что вы знакомы с теорией Большого взрыва?
- Более или менее, - пожал плечами Лэнгдон. Так называемый Большой взрыв, насколько ему было изве- стно, являлся признанной наукой моделью возникновения Все- ленной. До конца он этого не понимал, но знал, что, согласно теории, находившееся в сверхплотном состоянии и сконцент- рированное в одной точке вещество в результате гигантского взрыва начало расширяться, формируя Вселенную. Или что-то в этом роде.
- Когда в 1927 году католическая церковь впервые предло- жила теорию Большого взрыва...
- Простите, - прервал ее Лэнгдон, - неужели вы хотите сказать, что идея Большого взрыва первоначально принадлежа- ла церкви? Витторию его вопрос, казалось, несказанно изумил.
- Ну конечно, - ответила она. - Ее в 1927 году выдвинул католический монах по имени Жорж Лемэтр.
- Но я всегда считал, - неуверенно произнес Лэнгдон, - что эту теорию разработал гарвардский астроном Эдвин Хаббл*...
- Еще один пример американского научного высокоме- рия, - бросив на Лэнгдона суровый взгляд, вмешался Колер. - Хаббл опубликовал свои рассуждения в 1929 году, то есть на два года позже Лемэтра. "Я читал о телескопе Хаббла, сэр, а о телескопе Лемэтра почему-то никто не пишет", - подумал Лэнгдон, но вслух это- го не сказал.
- Мистер Колер прав, - продолжала Виттория. - Перво- начально идея принадлежала Лемэтру. Хаббл всего лишь под- твердил ее, собрав доказательства того, что Большой взрыв тео- ретически возможен. * Эдвин Пауэлл Хаббл (1889--1953) - американский астроном. Установил, в частности, закономерность разлета галактик. Жорж Анри Лемэтр (1894--1966) - бельгийский астрофизик и математик. Магистр теологии. Интересно, упоминают ли этого Лемэтра фанатичные по- клонники Хаббла с факультета астрономии Гарвардского уни- верситета, когда читают лекции своим студентам, подумал Лэнг- дон. Вслух он этот вопрос, правда, задавать не стал, ограничив- шись неопределенным:
- О . . .
- Когда Лемэтр впервые предложил свою теорию, - про- должала Виттория, - ученые мужи объявили ее полной неле- пицей. Материя, сказали они, не может возникнуть из ничего. Поэтому, когда Хаббл потряс мир, научно доказав возможность Большого взрыва, церковь возвестила о своей победе и о том, что это является свидетельством истинности Священного Пи- сания. Лэнгдон кивнул. Теперь он очень внимательно слушал рас- суждения девушки.
- Ученым, естественно, пришлось не по вкусу то, что цер- ковь использовала их открытия для пропаганды религии, и они тут же облекли теорию Большого взрыва в математическую фор- му, устранив из нее тем самым все религиозное звучание. Это позволило объявить им Большой взрыв своей собственностью. Но к несчастью для науки, все их уравнения даже в наше время страдают одним пороком, на который не устает указывать цер- ковь.
- Так называемая сингулярность, - проворчал Колер. Он произнес это слово так, словно оно отравляло все его существование.
- Вот именно - сингулярность! - подхватила Виттория. - Точный момент творения. Нулевое время. Даже сейчас... - Вит- тория взглянула на Лэнгдона. - Даже сейчас наука не способна сказать что-либо внятное в связи с первым моментом возник- новения Вселенной. Наши уравнения весьма убедительно объяс- няют ранние фазы ее развития, но по мере удаления во времени и приближения к "нулевой точке" математические построения вдруг рассыпаются и теряют всякий смысл.
- Верно, - раздраженно произнес Колер. - И церковь использует эти недостатки как аргумент в пользу чудесного Бо- жественного вмешательства. Впрочем, мы несколько отошли от темы. Продолжайте...
- Я хочу сказать, - с отрешенным выражением лица про- изнесла Виттория, - что отец всегда верил в Божественную природу Большого взрыва. Несмотря на то что наука пока не способна определить точный момент Божественного акта, отец был убежден, что когда-нибудь она его установит. - Печально показав на напечатанные на лазерном принтере слова, висев- шие над рабочим столом Леонардо Ветра, девушка добавила: --• Когда я начинала сомневаться, папа всегда тыкал меня носом в это высказывание. Лэнгдон прочитал текст: НАУКА И РЕЛИГИЯ НИКОГДА НЕ ПРОТИВОСТОЯЛИ ДРУГ ДРУГУ. ПРОСТО НАУКА ОЧЕНЬ МОЛОДА, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ ЭТО
- Папа хотел поднять науку на более высокий уровень, - сказала Виттория. - На тот уровень, когда научные знания под- тверждали бы существование Бога. - Она меланхолично при- гладила ладонью свои длинные волосы и добавила: - Отец за- теял то, до чего пока не додумался ни один ученый. Он решил сделать нечто такое, для чего до настоящего времени даже не существовало технических решений. - Виттория замолчала, ви- димо, не зная, как произнести следующие слова. Наконец, пос- ле продолжительной паузы, девушка сказала: - Папа задумал эксперимент, призванный доказать возможность акта Творения. Доказать акт Творения? Да будет свет? Материя из ничего? Лэнгдон не мог представить себе ничего подобного.
- Прости, но я тебя не понял, - произнес Колер, сверля девушку взглядом.
- Отец создал Вселенную... буквально из ничего.
- Что?! - вскинул голову Колер.
- Пожалуй, правильнее будет сказать - он воссоздал Боль- шой взрыв. Колер едва не вскочил на ноги из своего инвалидного крес- ла. А Лэнгдон запутался окончательно. Создал Вселенную? Воссоздал Большой взрыв?
- Все это, естественно, сделано не в столь грандиозном масштабе, - сказала Виттория (теперь она говорила гораздо быстрее). - Процесс оказался на удивление простым. Папа ра- зогнал в ускорителе два тончайших луча частиц. Разгон осуще- ствлялся в противоположных направлениях. Когда два луча с невообразимой скоростью столкнулись, произошло их взаимо- проникновение, и вся энергия сконцентрировалась в одной точ- ке. Папе удалось получить чрезвычайно высокие показатели плотности энергии. Девушка начала рассказывать о физическом характере по- токов, и с каждым ее словом глаза директора округлялись все больше и больше. Лэнгдон изо всех сил пытался не потерять нить рассказа. Итак, думал он, Леонардо Ветра смог создать модель энер- гетической точки, которая дала начало нашей Вселенной.
- Результат эксперимента без преувеличения можно назвать чудом, - продолжала Виттория. - Его опубликование букваль- но потрясет основы основ современной физической науки... - Теперь она говорила медленно, словно желая подчеркнуть гран- диозное значение открытия. - Ив этой энергетической точке внутри ускорителя буквально из ничего начали возникать час- тицы материи. Колер никак не отреагировал на это сообщение. Он просто молча смотрел на девушку.
- Материи, - повторила Виттория. - Вещества, родивше- гося из ниоткуда. Мы стали свидетелями невероятного фейер- верка на субатомном уровне. На наших глазах рождалась мини- атюрная Вселенная. Папа доказал, что материя может быть со- здана из ничего. Но это не все! Его эксперимент продемонст- рировал, что Большой взрыв и акт Творения объясняются присутствием колоссального источника энергии.
- Или, иными словами, Бога?
- Бога, Будды, Силы, Иеговы, сингулярности, единичной точки... Называйте это как угодно, но результат останется тем же. Наука и религия утверждают одну и ту же истину: источни- ком творения является чистая энергия. Колер наконец заговорил, и голос его звучал печально:
- Виттория, твой рассказ оставил меня в полной растерян- ности. Неужели ты и вправду хочешь сказать, что Леонардо смог создать вещество... из ничего?
- Да. И вот доказательство, - ответила Виттория, указывая на пустые сосуды. - В каждом из этих шаров находится образ- чик сотворенной им материи. Колер откашлялся и покатился к сосудам. Он двигался ос- торожно, так, как двигаются инстинктивно ощущающие опас- ность дикие животные.
- Видимо, я что-то недопонял, - сказал директор. - По- чему я должен верить тому, что сосуды содержат частицы мате- рии, созданные твоим отцом? Это вещество могло быть взято откуда угодно.
- Нет, - уверенно ответила Виттория. - Откуда угодно взять это вещество невозможно. Данные частицы уникальны. Подобного вида материи на Земле не существует... Отсюда сле- дует вывод, что она была создана искусственно.
- Как прикажешь понимать твои слова? - с суровым ви- дом произнес Колер. - Во Вселенной существует лишь один вид материи... - начал было руководитель ЦЕРНа, но тут же остановился.
- А вот и нет! - с победоносным видом объявила Витто- рия. - Вы же сами на своих лекциях говорили нам, что суще- ствует два вида материи. И это - научный факт. Мистер Лэнг- дон, - произнесла девушка, - что говорит Библия об акте Тво- рения? Что создал Бог? Лэнгдон не понимал, какое отношение этот вопрос имеет к происходящему, но все же, ощущая некоторую неловкость, от- ветил:
- Хм... Бог создал свет и тьму... небо и землю... рай и ад...
- Именно, - прервала его Виттория. - Он создал проти- воположности. Полную симметрию. Абсолютное равновесие. - Вновь повернувшись к Колеру, девушка сказала: - Директор, наука утверждает то же, что и религия: все, что создал Большой взрыв, он создавал в виде двух противоположностей. И я хочу подчеркнуть слово "все".
- Все, включая саму материю, - прошептал, словно само- му себе, Колер.
- Именно, - кивнула Виттория. - И в ходе эксперимента моего отца возникли два вида материи. Лэнгдон вообще перестал понимать то, о чем говорили Ко- лер и Виттория. Неужели, думал он, Леонардо Ветра изобрел нечто противоположное материи?
- Субстанция, о которой ты говоришь, существует лишь в иных областях Вселенной, - сердито сказал директор. - На Земле ее определенно нет. Возможно, ее нет и во всей нашей галактике!
- Верно, - согласилась Виттория. - И это доказывает, что находящиеся в сосудах частицы были созданы в ходе экспери- мента.
- Не хочешь ли ты сказать, что эти шары содержат в себе образцы антивещества? - спросил Колер, и лицо его стало по- хоже на каменную маску.
- Да. Я хочу сказать именно это, - ответила Виттория, бросив торжествующий взгляд на пустые с виду сосуды. - Ди- ректор, перед вами первые в мире образцы антиматерии. Или антивещества, если хотите.


далее: ГЛАВА 20 >>
назад: ГЛАВА 18 <<

Дэн Браун. Ангелы и демоны
   ГЛАВА 1
   ГЛАВА 2
   ГЛАВА 3
   ГЛАВА 4
   ГЛАВА 5
   ГЛАВА 6
   ГЛАВА 7
   ГЛАВА 8
   ГЛАВА 9
   ГЛАВА 10
   ГЛАВА 11
   ГЛАВА 12
   ГЛАВА 13
   ГЛАВА 14
   ГЛАВА 15
   ГЛАВА 16
   ГЛАВА 17
   ГЛАВА 18
   ГЛАВА 19
   ГЛАВА 20
   ГЛАВА 21
   ГЛАВА 22
   ГЛАВА 23
   ГЛАВА 24
   ГЛАВА 25
   ГЛАВА 26
   ГЛАВА 27
   ГЛАВА 28
   ГЛАВА 29
   ГЛАВА 30
   ГЛАВА 31
   ГЛАВА 32
   ГЛАВА 33
   ГЛАВА 34
   ГЛАВА 35
   ГЛАВА 36
   ГЛАВА 37
   ГЛАВА 38
   ГЛАВА 39
   ГЛАВА 40
   ГЛАВА 41
   ГЛАВА 42
   ГЛАВА 43
   ГЛАВА 44
   ГЛАВА 45
   ГЛАВА 46
   ГЛАВА 47
   ГЛАВА 48
   ГЛАВА 49
   ГЛАВА 50
   ГЛАВА 51
   ГЛАВА 52
   ГЛАВА 53
   ГЛАВА 54
   ГЛАВА 55
   ГЛАВА 56
   ГЛАВА 57
   ГЛАВА 58
   ГЛАВА 59
   ГЛАВА 60
   ГЛАВА 61
   ГЛАВА 62
   ГЛАВА 63
   ГЛАВА 64
   ГЛАВА 65
   ГЛАВА 66
   ГЛАВА 67
   ГЛАВА 68
   ГЛАВА 69
   ГЛАВА 70
   ГЛАВА 71
   ГЛАВА 72
   ГЛАВА 73
   ГЛАВА 74
   ГЛАВА 75
   ГЛАВА 76
   ГЛАВА 77
   ГЛАВА 78
   ГЛАВА 77
   ГЛАВА 80
   ГЛАВА 81
   ГЛАВА 82
   ГЛАВА 83
   ГЛАВА 84
   ГЛАВА 85
   ГЛАВА 86
   ГЛАВА 88
   ГЛАВА 89
   ГЛАВА 90
   ГЛАВА 91
   ГЛАВА 92
   ГЛАВА 93
   ГЛАВА 94
   ГЛАВА 95
   ГЛАВА 96
   ГЛАВА 97
   ГЛАВА 98
   ГЛАВА 100
   ГЛАВА 101
   ГЛАВА 102
   ГЛАВА 103
   ГЛАВА 104
   ГЛАВА 105
   ГЛАВА 106
   ГЛАВА 108
   ГЛАВА 109
   ГЛАВА 109-2
   ГЛАВА 110
   ГЛАВА 111
   ГЛАВА 112
   ГЛАВА 113
   ГЛАВА 114
   ГЛАВА 115
   ГЛАВА 116
   ГЛАВА 118
   ГЛАВА 117
   ГЛАВА 120
   ГЛАВА 121
   ГЛАВА 122
   ГЛАВА 123
   ГЛАВА 124
   ГЛАВА 125
   ГЛАВА 126
   ГЛАВА 127
   ГЛАВА 128
   ГЛАВА 129
   ГЛАВА 130
   ГЛАВА 131
   ГЛАВА 132
   ГЛАВА 133
   ГЛАВА 134
   ГЛАВА 135
   ГЛАВА 136
   ГЛАВА 137


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация
Status: 408 Request Timeout